Без преувеличения, яхтинг — совершенно иной вид отдыха и времяпрепровождения на воде. Здесь другие правила, которым не подчиняется человек, будучи на земле. Шагнув с пирса на лодку и пробыв на ней 7 дней, я научилась многим вещам: переносить качку без тяжёлых последствий, готовить еду, когда кастрюли на плите ходят ходуном, внимательно слушать капитана и его команды… Я выучила терминологию и основные узлы, поняла, что с морем лучше не шутить, но если его научиться понимать, есть шанс почувствовать невероятное единение и гармонию с этой стихией. Будучи на регате, прежде всего учишься работать и жить в команде, на крохотном пятачке суши. А из-за ограничения в пространстве общение воспринимается по-другому, сразу стараешься «прочитать» всех членов команды, понять, что каждый из себя представляет, как себя можно вести и как нельзя, где можно помочь и какую роль на корабле лучше всего избрать. 

Майская Мальта еще совсем весенняя: открытые пространства еще покрыты зелеными коврами с цветочными вкраплениями, ветер, пробираясь в волосы, оставляет на шее дорожку мурашек, а солнце, не успев вобрать всю знойность летних месяцев, нежно осыпает лицо теплыми поцелуями. Приятно ранним утром проснуться в домашней марине и застать первых рыбаков, готовящих лодки к очередному выходу в море. В этом плане хорошо быть дежурной на яхте: встаешь раньше всех и открываешь для себя неведомые для других картины местного быта, так четко отражающие колорит этого маленького острова. 

Нам не совсем повезло, и первые 3 дня мы не могли выйти из марины на острове Гозо, что находится в часе езды на лодке от Мальты. Каждый день ветер такой невероятной силы сокрушался на несчастный остров, что выйти в море не было ни единого шанса. Зато освободилось время исследовать окрестности, в том числе удалось попасть на пляж Ramla Bay, цвет которого напоминал густую верблюжью гриву, а гуляя по его кирпично-желтому песку, местами потемневшему до охрового от внезапно набежавших холодных волн, можно было ощутить, как чешутся лопатки, потому что сквозь них буквально прорастают крылья. Я садилась на мокрый песок с куском бумаги и ручкой в руках, но могла написать лишь одно:  «Думай о море». 

Вот так сидишь на полупустом пляже, разглядываешь все вокруг и вдруг взгляд зацепляется за двух людей, пару, и ты молча любуешься, как они красивы, гармоничны, как безнадежно друг в друга влюблены и как наслаждаются ежесекундно временем вдвоём...ну как тут сдержаться и не взять в руки камеру и не попросить сделать несколько снимков...и вот в объективе уже двое незнакомцев, от которых пахнёт свободой и веет теплом...

Запомнился первый ход под парусами. Команда наша тогда работала, как единый организм, где каждому была отведена определенная роль. Ветер гнал белые полотна вперед, доходя до 8–10 узлов в час, капитан сосредоточенно следил за каждым членом экипажа, четко отдавая команды и крепко держась за штурвал. Я молча не могла поверить, что такую огромную машину можно разогнать до такой скорости, ловко управляясь с каждой её частью. Определенно точно, что люди, влюбленные в лодки и море, — особенные. Им не нужно об этом говорить вслух, у них в душе волны шумят и они слышат друг друга на расстоянии. Они вечные искатели приключений, вечные мореплаватели — не важно, что все части света уже открыты, они все равно находятся в постоянной погоне за неизвестным, сокрытым от общих глаз. И пусть моя первая регата длилась всего 7 дней, теперь мне кажется, что если прислушаться, у меня тоже в груди шумит море. 

 

2 Comments