Знакомство с Тихим Океаном произвело сильнейшее впечатление. Не хватит слов, чтоб вместить в них все ощущения, рожденные в момент соприкосновения с этой стихией. Казалось бы, ну океан, красиво, величественно, холодно, но когда подъезжаешь к береговой линии Халактырского пляжа, все слова срывает с губ соленый ветер, оставляя вместо них смешанное чувство восторга, ошеломления и потрясения. Это было за гранью человеческого понимания красоты. 

Океан - необъятный живой организм, который невозможно покорить. Его надо уважать, с ним можно говорить, и самое главное, - его надо слушать. Часами. Днями. Неделями. Медитативный шум моря, щекочущий ноги шуршащий песок и крики чаек сливаются в морскую симфонию, по красоте и мощи превосходящую любые концертные выступления. Помню, в первый день пребывания у океана хотелось просто гулять, сидеть у воды и наблюдать за волнами, приходящими с самого горизонта. 

На ночевку решено было остановиться в серферском лагере Snow Wave, который поддерживает Quiksilver. Летом лагерь открыт для всех желающих поймать волну, здесь преподают лучшие райдеры Дальнего Востока. Кто бы вообще мог подумать, что в таких условиях можно кататься, - а где же пальмы, солнце, пиноколада, белый песок и лазурная вода? Нет, друзья, Камчатка не про это. Здесь катаются люди, лишенные того комфорта, каким хвастаются австралийские серферы, зато им доступны другие вещи, куда более ценные. После того, как я 2 часа плавала в 5-мм костюмах бок о бок с нерпами, преодолевала волны в 2-3 метра высотой, глотала соленую воду, тонула под стеной океанской стихии и снова плыла дальше от берега в океан, я это поняла и вряд ли променяю это чувство на что-то другое. 

Помнится, каким кайфом было после морской прогулки пойти сварить густой суп и попить иван-чай. Кружка сразу кажется такой согревающей, чай более насыщенным, а суп...ммм... суп вообще не передать! 

Один раз мы сделали над собой усилие и встали в 4 утра, чтобы поехать встречать рассвет на океане и поснимать Тараса, когда он будет кататься. В 5 утра солнце уже окрасило волны и пену в перламутровые оттенки, на пляж стали выбираться первые серферы, чтобы сделать разминку, а мы доставали экспонометр и готовили фотоаппараты.

Стоит ли рассказывать, что во время съемки Тараса бросало в разные стороны и сносило волнами, периодически мы теряли маленькую точку, качающуюся на волнах, из виду, и тогда не шутку начинали волноваться. Слава Богу, Тарас не новичок, и как справиться с такой стихией, знает не понаслышке. Мы были практически одни и чувство радости и детского восторга не покидало ни на минуту. Мы бегали как ошалелые вдоль берега, впивались руками в мокрый черный песок, подавали какие-то условные сигналы, придуманные в то же время в том же месте, не удивительно, что Тарас не понимал ни один из них.

Мы жили.

Когда, наконец, мы дали отмашку выбираться из воды, солнце не на шутку разыгралось и прогнало все тучи с неба, оставив приятную дымку, рассеивающую жесткий свет. Потихоньку стали подходить другие люди, приходили семьями, парочками, да и в одиночку, чтобы насладиться теплым летним днем, устроить пикник, побросать бумеранг, да и просто предаться радостям жизни, столь далеким от постоянного кипения и бурления в большом городе.

Обсохнув, собравшись, мы довольные и немного уставшие, осознали, что жутко голодные и почти наперегонки побежали в лагерь подкрепиться. Там нас встретил 4-месячный щенок хаски по имени Кая, с которым мы очень сдружились, особенно Тарас! Пришлось поделиться с ним львиной долей нашего пайка, ну а как иначе. 

Аппетитный хруст хлебцев и чавканье всевозможными снэками быстро разбудили оставшуюся часть лагеря, и спустя полчаса уже все вместе мы сидели за столом, рассказывая, какое замечательное утро у нас выдалось. Эмоциональные восклицания и непрекращающиеся жестикуляции можно было заметить аж с берега. 

                                                                              Фотографы                                                                                                                           

                                                                Евгения Савина, Ярослав Шураев

Comment